Архив информации

Нужны ли авангардные решения в искусстве и заявления о своей исключительности?

Ведь ВСЁ возникает естественно, подчиняясь диалектическим законам развития ФОРМЫ, а восприимчивые индивидуумы, способные принять эстетический посыл этого развития, становятся великими.

Нужны ли безаппеляционные высказывания на все времена и на все человеческие сообщества?

Не является ли это в современных условиях спекуляцией для достижения группового эффекта?

Все эти «общества потребления». Влияние мод и «престижных форм». Стремление к созданию временных, постоянно продаваемых, расходных изделий. Изделий, со всевозможными заменяемыми картриджами, изделий из материалов с фиксированным сроком старения.

Всё это пища для высокоиндустриального, производящего, общества и кабала для общества, потребляющего этот продукт. Основа для дальнейшего развития уже развитых стран и почва для зависимости от них стран, вяло развивающихся.

Способность воспринять новую, авангардную форму, воспитывается постоянным постижением её. «Отстающие» сообщества не постигать её. Они импортируют форму как таковую в свою среду. Форма из оригинальной превращается в товар с постоянным тиражированием.

Заменив у себя «Архитектуру души», на «Архитектуру рейсшин», а в дальнейшем на «Архитектуру компьютеров», страны, технологические доноры, двигаются по направлению оккупации всего мира. И выигрывают те, из «оккупированных», кто не берёт продуктом, а старается взять технологией.

И тогда объединив «Архитектуру компьютеров» с полным технологическим циклом строительного производства, с «Архитектурой рейсшин» западной проектной фирмы, добавив «Архитектуру души» местной архитектурной бюрократии, получаются башни близнецы из Малайзии Цезаря ПЕЛЛИ и 462 метровый исполин в Тайбее Ли ЦЗУ ЮАНЯ, где всё диалектично, фольклёрно и к месту.


ТАЙВАНЬ. Тайбей 101. Архитектор Ли ЦЗУ ЮАН (ссылка)

О реконструкции

Попадая в первый раз на участок, где располагается объект, требующий восстановления и реконструкции, претерпеваешь ужас от открывающегося вида. Разрушающийся недострой, простоявший лет 15 под ветром, снегом и дождем или захламленный, неэксплуатируемый долгое время, производственный корпус с прогнившими несущими конструкциями, а может быть промокший, под разваливающейся крышей, эксплуатируемый офис, с усердно работающими сотрудниками и молодыми берёзками в расщелинах крыши… Ведь всё это необходимо восстановить до состояния нормальной эксплуатации, перепрофилировать, реанимировать в окружающую среду.

Другое дело – новое строительство на свободном участке, по готовым чертежам и «красивым фасадам».


Пятнадцатилетний недострой в посёлке Буньково, Ногинского района.


Жилой дом после проведения реконструкции.

Приведение этих объектов в состояние возможное для эксплуатации может потребовать больших усилий, разработок, обмеров, обследований, не говоря уже о необходимости, по желанию заказчика, увеличить количество этажей, построить мансарду, осуществить перепланировку и пристройку. Неужели все это можно сделать с этой кучей разрушенного стройматериала.

Оказывается, можно! И наш опыт работ по реконструкции и восстановлению промышленных и общественных зданий демонстрирует, что с решением инженерных и конструктивных задач, задач по усилению и восстановлению несущих и ограждающих конструкций, возможно создать архитектурно выразительный объект, вписанный в окружающую застройку.

Общее место всех реконструируемых и восстанавливаемых зданий, это работы, по консервации текущего состояния несущих и ограждающих конструкций, препятствующих их дальнейшему разрушению. Это в разных случаях выполняется по-разному. Все зависит от объекта.


Состояние Электростальского профилактория, до реконструкции.


Общий вид реконструированного профилактория.


Проходная лоджия профилактория, до реконструкции.


Интерьер офисного здания на месте бывшей проходной лоджии.

В недостроенном жилом доме, простоявшем 15 лет, треснувшую железобетонную балку лестничной клетки в подвале, временно усилили деревянными стойками, а разрушающуюся стену лестничной клетки в офисном комплексе оградили полиэтиленовой тканью от влияния атмосферных воздействий и разобрали аварийно-проблемные участки.

Проведение обмеров и обследований существующих конструкций, начиная с фундаментов, кончая сохранившейся кровлей, основной предварительный этап любой реконструкции. Проведение геологических изысканий позволяет определить состояние грунтов на момент реконструкции и положение грунтовых вод. Это необходимо для подтверждения несущей способности грунтов при надстройке объекта, перепрофилирования его, с усилением несущих конструкций, а также при организации эксплуатируемого подвала или цокольного этажа.

Второй этап это усиление конструкций находящихся в аварийном состоянии и восстановление существующих. Реконструируемые здания, как правило имеют ряд внешних разрушений, начиная с трещин стен в районе оконных проемов, разрушения балконных плит, стен выносных лестничных клеток и покрытий в районе световых фонарей. Проект восстановления существующих конструкций, наряду с предложениями и решениями по конструктивной реабилитации имеет так же цель их подготовки к работе в изменившихся условиях новой технологии и архитектуры. Так железобетонный пояс опоясывающий и связывающий все наружные стены реконструируемого здания может быть запроектирован так, чтобы дать возможность, для обогащения пластического решения фасадов, опереть на него будущие стены с выходом из плоскости существующих. (Жилой дом в Буньково). Простенки двухсветного зала усиливаются не только для прекращения развития трещин в их углах, а так же для возможности опирания на них промежуточного этажа, и превращения двухсветного, нерационально эксплуатируемого зала, в вестибюль на первом этаже и уютный зал собраний на втором. (Здание Ногинского отделения Казначейства).

Любая реконструкция с пристройкой или надстройкой объемов способна нарушить сложившийся объёмно-пространственный климат участка. Поэтому тактичное сохранение и развитие существующего архитектурного решения, основная задача проектировщика. И на третьем этапе выполнения проекта по реконструкции здания закладываются архитектурные решения объемов, фасадов и интерьеров способных тактично отнестись к истории, какой бы близкой она не была. А если тебе предоставляется возможность работать со зданием, где каркасом служат круглые деревянные опоры или литые металлические с внутренним водостоком времён Морозова, то здесь уже все требования к памятникам должны быть учтены.


Производственное здание в Подольске, до реконструкции.


Офисно-складской корпус (реконструированное производственное здание).


Внутренний двор реанимированной территории в Подольске.

Архитектурная пластика пятидесятилетней или столетней давности, сохранившаяся на фасаде реконструируемого здания, не должна быть уничтожена. Это, как и его типологическая образность, есть материализованная память, придающая объекту «реальность», встраивающая его в координаты времени. Планировочные изменения в здании, при его реконструкции или перепрофилировании, должны упростить, улучшить его эксплуатацию. Так, в достраиваемом через пятнадцать лет Буньковском жилом доме, выходы из лестничных клеток были перенесены с северного фасада на южный, что улучшило эксплуатационные характеристики дома, открыло южную часть территорию для придомового благоустройства.

Старый производственный двухэтажный корпус по серии ИИ20 в Подольске удалось переоборудованный под офисно - складское здание с надстройкой третьего этажа используемого в свободной планировке под офисные помещения. Сохранить образ производственного здания позволила лаконичная отделка фасадов профилированным листом оцинковки и вторящее ей покрытие фалцкровли, переходящее на стены пристроенных лестниц.

В Электростальском офисном центре, перепрофилируемом из заброшенного профилактория, одной из задач внешнего облика являлось сохранение активного главного фасада, подчёркнутого длинными лоджиями с балюстрадой. Это решилось витражом, переходящим на мансардный этаж, решённым в пропорциях и ритме бывших лоджий. В здании Ногинского Казначейства главный вход перенесён на фасад ориентированный на одну из центральных площадей города, что удачнее связало его с окружающем пространством. Навесной фасад своим рисунком повторяющий характер окружающей застройки, не спорит с историческими зданиями вокруг.

Возрождённое здание, после кропотливой, но творческой работы способно украсить, реанимировать пространство, придать ему неповторимый колорит, где прошедшее и современность объединены профессиональностью архитектора и строителя.

Архитектор ЧЕМЁРКИН Е.А.
директор ООО «КПМ»

Информация      На главную